Призрак в морге

Призрак в морге

Завальное дежурство, отделение реанимации перегружено, экстренные вызова поступают друг за другом, вся дежурная бригада вымотана. В дальней палате бушует, горланит песни и сквернословит больной в сильном алкогольном опьянении, осложненной гиповолемии и на фоне этого развившейся острой почечной недостаточностью. Приползаю в отделение после очередного вызова, в моей гнойной палате ожидаемо умер неизлечимый больной. Устало оформляю историю, медсестры готовят тело для отправки в морг.

Тут заходит в палату дежурный хирург, с странным блеском в глазах. «Нажрался что ли?», — мимоходом отмечаю про себя. Он беспокойно передвигается от больного к больного, хватает их истории, невидящим взглядом таращиться на анализы.

— Чо, умер кто-то?
— Ага, — вздыхаю я.
— И чо будете с ним делать?
— Как чо? Ща оформлю и в морг его девочки отвезут.
— В морг? А я там был! — меня насторожил его сдавленно-торжественный тон.
— Молодец, — возвращаюсь к истории.
— Тогжановна, клянусь ни капли в рот не брал, но там это, что-то ходит, белое такое и подвывает так нехорошо, так потусторонние «иии», — изображает коллега, я внимательно смотрю на него пытаясь понять что это розыгрыш или все-таки он выпил.
— Ой бай, Асель Тогжановна, мы его не повезем, — начинают причитать медсестры, — уже полночь!
— Вы что тут уши греете, готовьте быстрее больного, повезете, а ты что тут страшилки рассказываешь, скучно что ли? Нам точно не до смеха, шел бы ты к себе и спал.
— Не не не, я тут с вами посижу.

Тут заходит Ерлан, ответственный реаниматолог в нашей экстренной бригаде, докладываем ситуацию, решаем, что Ерлан с дежурным хирургом повезут тело в морг.

Завернув в коридор, ведущий в морг, врачи услышали тоскливые завывающие звуки.

— Я же говорил! — фальцетом вскрикивает хирург.
— Ну бля, что за фигня, — вооружившись фонендоскопом, они стали тихонько красться по коридору. Ближе к дверям морга вдалеке замаячило что-то белое, замирая в воздухе после резких метаний из стороны в сторону.
— Эй! — пошли на контакт доктора.
Белое ответило «Эй».
— Ты кто?
— Я, — ответило белое, врачи подкрались ближе, стало видно, что это мужчина, завернутый в простыню, из под которой торчали худые длинные ноги.
— А что ты здесь делаешь?
— Я ищу выход, хожу тут и думаю, как попасть в свой кабинет.
— Кабинет значит, — врачи подошли вплотную, взялись за простыню, — сейчас узнаем откуда этот чудик.

— О, этот же наш, смотри написано «Реанимация», — тычит в печать на простыне Ерлан, — пошли чудик, кабинет твой покажем.

Как выяснилось, тот шумный больной в алкогольном опьянении, наоравшись песен, отвязался, и пока врач его палаты был на наркозе, а медсестра забылась тревожным сном, ушел бродить в одной простыне в лабиринтах 12 ЦГКБ в поисках своего кабинета, причитая и введя в страх дежурного хирурга, которому так некстати понадобилось отнести историю болезни в морг.

«Блин, все надо делать вовремя, хотел же я историю отнести в 16, нет дотянул до полночи», — сетовал он. Больного опять привязали к кровати, на медсестру наехали.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*