Одно из гневных обвинений, которые кидают в мою сторону то, что я шала казашка, и этим обусловлено моё поведение (интересно какое такое поведение? Пару фоточек в купальнике на персональной странице Фб? Ужас, ужас конечно). А ведь это моё персональное право, и те, кто пытается его отнять, завтра придут, прикрываясь моралью и традициями предков, и отнимут у вас право думать как вам хочется, жить как вам хочется.

Врачебные записки
Шала казашка.

Я уже работаю на кафедре, рабочий ритм размеренный, ни тебе ночных дежурств, ни экстренных вызовов, только студенты, плановые наркозы. Но тут заведующая реанимации просит меня взять одно дежурство, врачей не хватает, а кто то из бригады заболел.
Заступаю на смену, прохожу мимо молодой заплаканной женщины с испуганным лицом, она кормит грудью младенца, еще 2 рахитичных ребенка носятся с криками вокруг нее. Принимаю дежурство
— сахарный диабет, ампутация нижней конечности, нагноение постоперационной раны, к нам переведен из за нарастающей дыхательной недостаточности. Здесь гангренозный аппендицит , разлитой перитонит, тяжелый, инфаркт миокарда , положительная динамика, кандидат на перевод.
— по ком там семейство плачет?
— а, это вот по этому больному. Туберкулезный менингит, поступил 5 дней назад, состояние прогрессивно ухудшается. На 3 сутки загрузился, перевели на аппарат вентиляции легких, а вот сегодня давление не держит, подключили вазопрессоры.
Изучаю лист назначения
— я что то не поняла, коллега, вы его уже 4 суток активно сушите, он же у вас сейчас в гиповолемическом шоке! Неудивительно, что он загрузился
— ну ему заведующий неврологией поставил отек и набухание головного мозга
— ну правильно, отек и набухание на фоне воспаления, менингита, но ведь вести надо в нормоволемии! Вы же его обезводили
— заведующий неврологии расписал ему лечение, что я могла сделать?
— с каких пор нам , реаниматологам, диктуют лечение врачи других отделений? Если он уверен, то пусть забирает больного. Гуля, — командую медсестре, отменить маннитол , есть рефортан? Ставь, срочно!
— Асель Тогжановна, вы что делаете?
— сейчас мое рабочее время, дежурство принято. Я ему введу до 6 литров жидкости, большей своей частью коллоидов, закажу плазму.
— слушай, что я завтра скажу невропатологу?
Листаю историю, его рекомендации написаны на казахском
— а у вас больной и так умирает, а там между прочим жена сидит с 3 маленькими детьми. ты сошлись на мое незнание казахского , главное про держись до 12 дня. Я схожу на наркоз, выйду, доложусь профессору и подключим его.
Переписываю полностью лист назначения.
Через 6 часов нормализовалось давление, еще через 2 часа пошла моча. Есть! Из шока вышел. В 3 часа ночи больной пришел в сознание. Загрузила в наркотический сон для защиты головного мозга.
В 8 утра сдаю смену, абсолютно счастливая
— доктор, положительная динамика на лицо, возможно подумать в течении суток снять с аппарата. А в 12 к вам придет помощь в лице кафедры.
С аппарата больного сняли в эти же сутки, через 4 перевели в тубдиспансер, где у него появился шанс не оставить сиротами семейство. Заведующий неврологии долго ругался на низкую образованность и нежелание изучать родной язык алма-атинскими шала — казактар.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*