Яркий, интересный, умный, широкий, талантливый, сильный, ты мне привил смелость, честность, идею свободы, опору на здравый смысл. Высокий, красивый, смелый порой на грани безрассудства, справедливый, ты внушал всем уважение и авторитет от простых чабанов , коллег геологов и работяг, часто это были зеки, которые работали в твоей геологической бригаде.
Ты великолепно танцевал вальс, всех обыгрывал в шахматы, хотя меня так и не научил, готовил страшно пересоленный и пережаренный куырдак, абсолютно довольный своим кулинарным талантом. И я все съедала, чтобы ты не догадался, что куырдак на самом деле не очень.

В 3 года, когда я заболела коклюшем и заходилась в кашле, тебе посоветовали поднимать меня в высокогорье, где меньше атмосферное давление, ты нашёл знакомого летчика и каждый день катал меня на кукурузнике, чтобы уменьшить приступы удушья.
В первом классе, когда мы жили в посёлке где то на юге, а вокруг на ближайшие 100 км не было врача, ты спас меня потихоньку впадающую в забытьё , вскрыв заглоточный абсцесс кухонным ножом. На это сейчас я бы даже не рискнула, хотя врач со стажем.

Ты мог просто и доступно все объяснять, В первом классе показал мне принцип решения математических задач, я всегда была лучшей по математике.
А когда мы вернулись из посёлка, куда тебя отправили на 4 года на разведку месторождений, обратно в город, и я скатилась в учебе на 3, и когда стыдясь призналась в этом после первой четверти, ты усмехнулся и сказал, что ты меня любишь вне зависимости какие оценки я получаю, да и оценки чепуха, тем более ты веришь в меня. К 3 четверти я перешла в разряд отличников.

«Чепуха» — твоё любимое выражение, у тебя всегда был здоровый пофигизм, небрежно его бросая и встряхивая ладонью, ты отгонял и снижал значимость любой проблемы. Ты обнимал меня за плечи, я прислонялась, и все трагедии сразу становились действительно чепухой.

Ты всегда давал возможность мне делать что я хочу, уважая мой выбор. Ты никогда не оценивал меня через призму чужого мнения.
Когда я начала краситься, а начала я краситься вульгарно и ужасно, переходный возраст и все такое, на что сразу же отреагировала мама, закатив скандал, закричав, отец, смотри на свою дочь! Ты спросил, чего это я крашусь? Я ответила, почему бы и нет…, пожав с вызовом плечами, ты ответил маме, да, кстати, почему бы и нет.
А когда мама нашла сигареты, закатив следующий скандал, ты сразу же пришёл растерянной мне на выручку, найдя спасительный ответ, что видимо сигареты не мои. Я до сих пор курю, папа, но я уверена, что на и этот факт, ты бы тоже сказал «чепуха».

Я помню тот день, готовилась к госэкзамену, позвонил брат, и по его голосу поняла, что что то случилось, и то что случилось явно мне не понравится. Несчастный случай, я не успела с тобой попрощаться, и стоя во дворе областной больницы , никак не могла понять, как это так, что ты теперь никогда меня не обнимешь, не кинешь небрежно «чепуха», отгоняя проблемы, а я не уткнусь больше тебе в плечо.
Я скучаю по тебе, папа, и всегда, когда я сомневаюсь, представляю, чтобы ты сказал.
А ты мне всегда говорил: «если ты этого хочешь, если считаешь это нужным и правильным, Иди вперёд, девочка моя, ведь все остальное чепуха, я тебя буду любить всегда»

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*