Постнаркозная эйфория требовала праздника и карнавала, но анестезиолог ограничил место проведения возможного карнавала стенами клиники Дарус, оставив меня под наблюдение дежурного врача.
Дежурный доктор, моя бывшая коллега, врач анестезиолог-реаниматолог, сосредоточено печатала научную статью и не подозревала о моем настрое. По сценарию я должна была отсыпаться в палате, не шевеля забинтованными ногами.
Но к 10 часам вечера я начала вовсю придумывать как организовать веселье. Повод для веселья нашёлся в рабочем холодильнике, шампанское. «Нурлановна» — воззвала я к дежуранту, «пошли бухать!»
«Я же при исполнении и что потом скажет Валерий Дмитриевич» — замялась коллега.
— а мы ему ничего не скажем! — выдвинула я железный аргумент
Слава богу наш анестезиолог, а в врачебных вопросах он наш Бог и царь, его нет в фейсбуке, ну а если кое кто решит нас сдать ему, то я этому кое кому обращаюсь: «Вадим Сергеевич, хоть вы наш и директор, но смотреть с укоризненной и печалью коровьих глаз я умею, так что не стоит»

Постнаркозная эйфория, шампанское и сигареты украсили ночь, отложили завершение научной статьи и привели к умозаключению, что сознание, которое нас отличает от животных — некий наблюдатель, который фиксирует и реагирует работу разума ( не совсем понятно, но в ходе дискусси все было складно), что умирая наше сознание куда то трансформируется, то есть мы не исчезаем, что курить — это плохо, что здоровый пофигизм очень сильно помогает внутреннему наблюдателю, который вам поможет в ответ, а расхаживать по ночной клинике топлесс очень удобно.
В ходе философской беседы я жарко обнимала доктора, уговорила сделать пилинг и мезотерапию, склоняла всячески к липофиллингу
— Нурлановна, ну давай я заполню твои виски и выровняю линию скулы, ты будешь миловиднее
— Тогжановна, отстань, с точки зрения мироздания наша внешность самый глупый фактор!
— А ты посмотри на это с более мелкого масштаба, с позиции человека и его короткой жизни! И сразу же красота приобретает огромное значение
— Наша беда, что мы не можем подняться с этого масштаба, отсюда нами движут глупые и мелкие желания, забывая, что нам воздастся в нашем персональном раю и аду
— Но существует теория, что ад и рай — это путь, который мы выбираем и по которому мы идём в этой жизни. Так что липофиллинг и миловидная внешность — можно сказать тропинки рая!
— Тогжановна! Да тебя бы в маркетинг!
— Это да, — сказала я мечтательно, затягиваясь сигареткой.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*