Врачебные записки.
Нелегал

Поступает «высотник», строитель узбек нелегал, упавший на стройке с лесов, перелом тазовых костей, бедра, кровотечение, геморрагический шок 2 степени. Провели операцию, из шока вывели, состояние стабилизировалось, перевели в хирургию. Сразу же в рутине и потоке других больных забываю о молчаливом пациенте. Через неделю приходит по какой то надобности хирург отделения
— помнишь, Тогжановна, узбека – высотника? Вот, мы его обязаны выписать на днях, вздыхает хирург
— Выписывайте, значит правильно лечите, коллега
— ну… да вот только его выписывать некуда, на стройке его никто не ждет, нет условий по уходу за ним, денег нет, получается я его на улицу выпишу, а он даже передвигаться не способен, лежачий больной в гипсе…
— засада… , — вспоминаю его большие черные глаза, терпеливость, как он стойко без единого стона переносил все манипуляции, — слушай, давай его переведем обратно в реанимацию, напишем ухудшение состояния, диагностируем пневмонию , правда больше суток он вряд ли здесь пролежит, ну а там ты его продержишь максимально. А пока надо кого то со стройки из его соотечественников напрячь, пусть что – нибудь придумают.
Быстро реализовав сговор, я в конце смены передаю врачу дежуранту больных. Врач молодая девушка глубоко верующая и чтящая все законы божьи.

— Стабильный больной, перевели, чтобы спасти от выписки, якобы пневмония, если будет загруз переведешь обратно.
— То есть, Асель Тогжановна, вы, пользуясь служебным положением, решили врать?
— в смысле? его завтра выпишут, а точнее выкинут на улицу, он даже обслужить себя не может, он же не ходячий
— правила есть правила, может он вам заплатил взятку, тогда это еще больше грешно
— он кстати ваш земляк, с Ташкента
— он мне не земляк! я казашка!
— ок, можете перевести его прям сейчас

Наутро меня и лечащего хирурга вызвали на совет по кадрам. Выслушав кучу обвинений во взятничестве, потрясая перед носом историей, где глубоко верующий доктор с богом в сердце описал истинный статус больного, нам дали последнее слово. Покаявшись и рассказав как есть, мы спокойно стали ждать участи.
— Хорошо, — молвил замглав врача хирургии – вам обоим устный выговор, вам дается неделя, а потом, чтобы я не видел этого больного.

Просияв, мы выбежали из кабинета, столкнувшись в приемной с прямо сидевшей религиозной докторшей, увидев ее полный презрения и негодования взгляд, я расцвела улыбкой и пошла в отделение, планируя как в очередной раз выбить альбумин для очередного больного.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*