Никогда не понимала альпинистов, ну вот как можно рисковать жизнью в снег, ураган, бескислородный холод ради сомнительной победы над вершиной?

Как то давно, в реанимации всматриваясь в бронзовое лицо разбившегося экстремальщика я поражалась острым, резким чертам, оно было невозможно красивым. Не смазливым и сладко жгучим как у моделей с рекламы духов или белья скажем, а забытой мускулиностью. Знание о объёме травмы не оставляло мнсто для иллюзии на удачу, недоумение почему он, зачем такому сильному, даже в таком беспомощном состоянии мужчине, так легко поставить свою жизнь под удар, и в тоже самое время восхищение и преклонение перед его силой, какой то загадки сокрушала меня, накатывая опасной волной излишнего сочувствия для врача в сторону больного без шанса.

В нашем мире так мало возможности проявить свою мужчинность. Драться и вершить самосуд глупо и портить себе карму, война — никому не нужное горе, остаётся спорт. И чем рискованнее риск, тем выше требуется решимость и стальная воля.

И знаете, не смотря, что женская часть, где сидят мать, сестра, дочь, любящая вас женщина, также против необоснованных рисков, как когда та далёкая я, державшая холодную руку умирающего больного, пытающаяся заглотить душивший комок, моя другая часть восхищается вами, вашей свободой, азартом и открытостью миру, вашей смелостью жить той жизнью, которую вы выбираете сами, и я хочу хоть как то прикоснуться к тому волшебству, которое вы излучаете, белоснежно улыбаясь, светясь лучиками добрых морщинок, разбегающих от глаз на ваших загорелых бронзовых лицах. Возвращайтесь всегда домой после ваших побед.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*