Врачебные записки

Когда я работала в реанимации, я часто помогала знакомым, они приезжали ко мне на работу, где я могла их осмотреть, свести с нужными специалистами, и могли сдать экспресс анализы в нашей круглосуточной лаборатории. Позвонил друг, сказал, что нужна помощь его другу, который мне был очень симпатичен. Я радуюсь предстоящей встрече, представляя, как он восхитится моим благородным образом в белом халате, его сердце дрогнет перед фонендоскопом, небрежно накинутым на плечи, я поражу его своей умной речью, густо сдобренной медицинской терминологией, короче, у него нет шанса.

Но как всегда, подводят какие-то мелочи, ускользающие от внимания. Спускаясь в экстренную операционную, мы переодевались в стерильную форму, которую с целью экономии шили какие-то особо экономные умельцы. Размер, чтобы не прогадать сразу взялся 6суперL, видимо, в глазах этих умельцев все врачи страдали ожирением крайней степени, плюс к этому почему-то они поставили всем докторам следующий диагноз — карликовость, вся форма была рассчитана на рост не более 150 см. С моим ростом 179 см штанишки были скорее шортами-юбкой, которая еле прикрывая колени, колом пузырилась на мне, чуть ниже самым глупым образом торчали мои ноги в носках и обутые в мокасины, стерильная рубашка еле прикрывала пуп, образуя верхний пузырь.

Не, в этой форме была даже эротика, через огромные проймы было видно белье, но вся эта эротика перечеркивалась полным нарушением пропорции моей фигуры, делая меня еще более долговязой и неловкой.

Мои друг с милым сердцем знакомым приехали в больницу именно в момент нахождения меня в экстренной операционной, звонок, я, кивнув медсестре через 5 минут буду, бегу в реанимацию совсем забыв о форме. Выбегаю навстречу: «Привет, я спешу, пошли в лабораторию, сейчас скажу какие надо сдать анализы».

Вдруг замечаю, как этот знакомый внимательно рассматривает мои носки, потом отводит взгляд и на меня старается не смотреть. Черт! Вспоминаю о своем виде, я даже фонендоскоп забыла в операционной и не набросила небрежно на плечи, да и на голове шапочка, с которой татешки ходят в баню, понимаю, что потерпела полное фиаско.

— Аселька, какая-та странная у вас форма, — говорит мой друг.
— А что ты ожидал, коротенький белый халат, лопающийся на груди, из-под которого выглядывают белые чулки и туфли на высоком каблуке.
— Ну как минимум…
— Есть все это, но ты знаешь, это парадная форма, как белый китель у морских офицеров, вытаскиваем исключительно на знаменательные события, внутрибольничная конференция или субботник, например. А экстренный наркоз — это так, бытовуха, можно и в обыденной форме.
— Но она тебе же короткая, да и огромная.
— Много ты понимаешь в больничной моде, зато продувает все. Все, ребята, идите, как будут результаты, позвоню.

Мой несбывшийся жених пробормотал «спасибо» и также, не глядя, ушел. Я вздохнув, вернулась в экстренную операционную.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*