Эволюция моего питания

В детстве я без ложной скромности была вундеркиндом. Сама научилась читать в 5 лет, мои любимые журналы были «Наука и Жизнь», «Знание — Сила», «Химия и Жизнь». Я, конечно же, мало что понимала, знания усваивала случайно и бессистемно. Как-то меня впечатлила информация о ничтожно малом количестве витаминов в суточном объеме пищи, их даже не набиралось 1 гр! Мой детский мозг сделал вывод, что нужно кушать много, очень много, с целью более лучшего насыщения полезными витаминами — так был сделан первый шаг к греху чревоугодия. Витамины я выжимала с булочек, пирожных и мороженых. Именно желание насыщаться витаминами сделали из меня кулинара, я в 8 лет вовсю пекла сложносочиненные торты. Но я выиграла генетическую лотерею, все уходило в рост и в гиперподвижность.

Я всегда была высокой и худой, с длинными руками и ногами. Вымахав до 179, беззаботно поедая килограммами торты и конфеты, я поступила в мединститут, и на 2 курсе на биохимии узнала всё о метаболизме. Наука говорила, что простые углеводы (сладкое и мучное) взрослому человеку особо не нужны. Я перешла на мясо и овощи. Отказ от мучного и сладкого в период студенчества превратил меня в тощую костлявую девушку, но я была счастлива.

Гибель отца, начинающаяся карьера врача — я познала голод, не такой, конечно, как у блокадников Ленинграда, но были моменты, когда я не ела подряд по 3-4 дня, в мой рацион вернулись простые углеводы. В целом, углеводистая пища — пища бедных.

Работая в реанимации, приобрела отвратительную привычку быстро поглощать пищу, я ее практически глотала. Постоянное ожидание экстренного вызова или остановки сердца у тяжелобольных не располагает к неторопливости.

Беременность, рождение ребенка, я питалась по принципу «ни в чем себе не отказывай» и результат — набор веса 18 кг, но после отлучения от груди, я достаточно легко вернулась в форму.

Меня всегда вытягивала моя генетика, высокий рост, правильная астеничная фигура, стоит одеть каблуки и что-то подчеркивающее фигуру и я чертовски хороша. Я ела в свое удовольствие, с некоторым ограничением простых углеводов, пока в январе 2014 года меня случайно не сфотографировала дочь, когда я расхаживала в белье после ванны. Фотография меня отрезвила, и я поняла, что в 37 надеяться только на генетику безрассудно, пора применять мои знания по антивозрастной терапии.

Это я написала 3 года назад, и за эти 3 года добилась хороших результатов, мы сами выбираем сценарий нашего будущего уже сегодня, и я вам показываю лучшие варианты.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*