Стою после тренировки, погружённая в думы что ещё можно прикупить к новым брюкам, чтобы они ещё пуще делали меня краше, задумчиво расчесывая волосы растопыренными пальцами по причине забытой расчески.
— вы бы прикрылись! В раздевалке между прочим могут быть мальчики!, — выдернул меня из задумчивости раздражённый голос.
Обладательница голоса тяжело сидела напротив, закутав грузное тело в халат, широко расставленные ноги не скрывали чёрную волосатую жирную промежность, выглядывающую центральным тёмным пятном, которая как чёрная дыра притягивала взгляд. Рядом стоял хмурый пухлый мальчик, точнее почти подросток раннего пубертатного периода, которому бабка (судя по взаимоотношению) пыталась переодеть трусики, елозя ручищами под полотенцем, обёрнутым вокруг бёдер мальчика. Мальчик пялился на мои сиськи, усердно стараясь не смотреть в сторону бабкиной промежности. Я бы на его месте делала тоже самое, честное слово.
— мальчик, закрой глаза, я сейчас сниму трусы, — улыбнулась ему
— Тьфу, какое бесстыдство, совсем молодёжь распоясалась, ходят тут , хвастаются молодостью и худобой, смотреть противно
Черная мохнатая промежность пугающе вздрагивала в такт движениям бабки, соглашаясь и как бы сокрушаясь о падении нравов, распутстве, хвастовстве и желании вызвать зависть худобой и сиськами полуголых девиц, расчесывающих волосы руками в женских раздевалках.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*